Главная страница

Борис Хлебников

 «…Мы окончательно убедили всех, что можно было снять на фотоаппараты и растянуть на экран «Октября» без каких-то технических потерь. Можно просто купить фотоаппараты и снимать кино. Поэтому, если вы хотите сделать что-то свое, и это не подходит для госфинансирования, для вас это выход».

Нигина Сайфуллаева

«…Недавно посмотрела свой короткий метр, который давно не видела. Это было настоящее испытание. На тот момент мне казалось, что я просто молодец, явно хорошая работа. Но когда ты делаешь большой шаг вперед, когда делаешь новый фильм, невозможно не увидеть свой рост, хоть это и болезненно».

Алексей Герман (младший)

«…Мне нравится то кино, которое исследует границы киноязыка, того, что можно и нельзя, которое вместе со зрителем занимается познанием мира. Мне не очень нравится «газетное» кино, которое говорит «значит, идем туда!» Я вообще не уверен, что культура должна только утверждать, она может задавать вопросы, размышлять, сопереживать, она может пытаться понять какое-то ощущение».

 

Павел Костомаров

«…Мы их ничему не учили, только просили снимать на широкий угол, не увлекаться длинным фокусом, чтобы камера ближе была к лицу, потому что это трудно физически – снимать длиннофокусной оптикой с рук. Они, может, учились сами. У них бывают разные периоды, волны, состояния: иногда долго не снимают, иногда наступает съемочный раж. А мы сидим, монтируем то, что они приносят. Какую руду они добывают, ту мы плавим, варим, протягиваем, закаляем».

Анна Меликян

«…Для меня музыка – это главный вдохновитель. Бывает, слушаешь музыку – и придумываешь сцену. Ты еще не знаешь, куда эту сцену вставить, но она уже придумана. Мне говорят, что ставить грустную песню, когда герою грустно – это страшно пόшло, масло масляное, а я думаю, что это прекрасно».

Андрей Стемпковский

«…Если много пить, можно заглянуть в ад. Можно натворить много такого, о чем придется жалеть. А можно избавляться от разрушительной энергетики, снимая кино. Это духовная практика… Нужно пытаться снимать авторское кино без всех сложностей традиционного кинопроизводства. Брать малую группу и ехать на съемки».

Василий Сигарев

«…Профессией режиссура для меня, наверное, не может быть, потому что я ей не учился. Делать профессионалов в области искусства бессмысленно, а вот в области телевидения, сериалов — да».

Николай Хомерики

«…Мне в кино изначально важны не профессиональные исполнители, а люди хорошие, глаза их очень важны. В принципе, у меня документальное кино, несмотря на то что написан сценарий и участвуют актеры. Правда поведения, выражения глаз — это больше, чем игра».

Сергей Лобан

«…У нас есть проект «Напарапет», связанный с финансированием, — это краудфандинг. В перспективе он должен обеспечить финансовую свободу нам и вообще всем, кто занимается творчеством, самостоятельно производит товары. Проект исключает цепь посредников: производитель и потребитель товара замыкаются друг на друге. В случае с кино это значит, что зрители финансируют проект еще на стадии предпродакшна».

Александра Стреляная

«…Я уже пыталась и не смогла найти точку отсчета. В своей жизни я никогда не существовала в одной только реальности. Вообще мои родители умели обратить внимание ребенка на чудеса, которых на самом деле хватает в нашей обычной жизни. Скажу по секрету: меня окружает довольно много чудесных персонажей. Конечно, рано или поздно они должны были пробраться на экран».

Роман Волобуев

«…Мне в 20 лет очень хотелось делать кино, и казалось, что если начать про него что-то писать в газету, то дальше как-то само сложится. В итоге сложилось, но на это ушло 15 лет, так что, если бы была возможность переиграть, я бы, чем заметки писать, лучше поехал учиться в киношколу».

Тимофей Жалнин

«…Есть мастера, которые передают особый питерский взгляд своим ученикам. Не навязывают свой вкус и свое видение мира, нет, а передают традиции, которые были у нас на протяжении многих лет и поддерживались такими людьми, как Герман, Сокуров, Авербах. Это замечательно, интересно, ни на что не похоже!»

Дмитрий Иосифов

«…Человек жив, даже если он находится в чьем-то сознании, чьей-то памяти. Ушедшие великие актеры с экрана эмоционально встряхивают нас. Так живы они или нет? Что такое пленка? И не напоминает ли она память?»

Роман Каримов

«…Каждый режиссер хочет сделать свой фильм. Но проблема в том, что он не может его сделать без других людей. А я могу и делаю. У меня никогда не было ощущения, что без какого-то конкретного человека мой фильм не состоится. Пока я участвую во всем этом, фильм состоится».

Анна Фенченко

«…Я не вижу колоссальной разницы между документальным и игровым кино. Все более становится очевидным взаимопроникновение между этими видами. И в документалистике пользуются способом реконструкции, когда постановочными средствами воссоздают те или иные события. И в постановочном кино все больше стремятся к реалистичности: снимают не актеров, а типажей; моделируют ситуации, в которых актеры взаимодействуют на чистой импровизации; используют документальные кадры в контексте игровых. Конечно, это интересно».

Александр Родионов

«…Если, скажем, я знаю, что есть персонаж, то я решаюсь предположить про него что-то. Какой он — хороший или плохой, светлая у него кофта или нет, и мне для всего этого нужно по возможности постараться найти причины, которые оправдали бы эту конкретику не моим волевым решением, а моей уверенностью в том, что иначе было бы невероятно. Обычно, когда есть какая-то драматическая ситуация, она сильно помогает освободиться от своей воли в пользу уверенности в том, что это не твой вымысел».

Валерия Гай Германика

«…Меня интересуют любовь, свидания, платья, собаки, розовый цвет, белый цвет. Конфеты шоколадные, халва, розовое шампанское. Томик Лермонтова или Пушкина, а можно и Толстого. И все. Моя кровать и фиолетовые стены. И панк, конечно».

Михаил Сегал

«…Настоящее кино, наверное, то, в которое ты погружаешься без остатка и за кадром не видишь автора, его нарциссизм. Причем, в каком жанре снята картина, не имеет значения».

Михаил Местецкий

«…Любой творец актом своего творчества наступает на чью-то мозоль. Но это не значит, что снимать не нужно, наоборот, снимайте как можно больше, и лучше — короткометражных работ, пусть они будут самыми разными, на любые темы. Сложнопостановочная история — это плохо, простая, но крепко и грамотно сделанная — хорошо».

Алексей Попогребский

«…В современном мире уменьшается объем внимания. Невозможно уже представить себе человека, который сядет и от начала и до конца прослушает симфонию или посмотрит режиссерскую версию «Двадцатого века» Бертолуччи, которая идет пять или шесть часов. Это происходит и со зрителями, и с теми, кто делает кино».

Владимир Котт

«…Я считаю, что кино нужно снимать про себя, но для зрителя. Свои фильмы я стараюсь делать именно так: снимаю простым киноязыком простые человеческие истории».

Александр Котт

«…Никогда нельзя отдавать чужому человеку рассказывать про тебя. Я бы про себя что-нибудь рассказал – 20-летнего, шибздика тогда еще».

Андрей Кавун

«…Мы доведены до состояния, когда героизму в обществе места нет, и такие «громкие» слова стало стыдно произносить. Когда произносятся слова «честь», «справедливость», «нравственность», «порядочность», все начинают лукаво улыбаться. Века, в которые эти понятия становятся неважными, – это самые страшные времена в истории человечества».

Просмотров: 132 | Добавил: atamanov | Дата: 26.11.2015 | Комментарии (0)