Наше место и время в искусстве кино

Этап СОЗДАНИЯ технологической матрицы кино завершен. Всё кино уже изобретено, новые произведения по заложенной в них энергии и уровню мастерства вряд ли превзойдут уже созданные. Так же как вряд ли будущие картины превзойдут творения Леонардо или, скажем, Дега. Причина – не столько в отсутствии больших талантов, сколько в исчерпанности глобальных задач и направлений в развитии искусства. Для гения в искусстве сейчас просто нет работы. Гений нужен для того, чтобы открывать новое, а именно в искусстве новое сейчас открывать, по всей видимости, не требуется. Голливуд и арт-хаус на сегодняшний день сделали достаточно открытий. И даже компьютерная графика, по сути, уже может делать практически всё: создавать любую реальность, которую визуально не отличишь от "настоящей".

Однако кино – не просто вид искусства, а медиатексты – не просто ремесло. Аудиовизуальные произведения – это явление, область человеческой практики, которая развивается прежде всего по социальным законам. В XXI веке наступил этап ИСПОЛЬЗОВАНИЯ наработанной технологической матрицы кинематографа, и первыми к делу приступили дизайнеры. Дизайнер способен работать с формой не включая душу. Такой подход удовлетворит рынок, но не самого человека, который, всё ж таки, не может жить без души. Будущее – за любительским кино, в котором человек окажется способен адаптировать приемы создания "большого" кино: не по рыночному заказу, а повинуясь импульсу, мысли, чувству, в конечном счете стремлению передать сообщение, передать себя другому.

Сейчас кино проходит тот же путь, что за полтора века прошло слово. Образование в наши дни дает возможность людям выразить в письменном тексте свои чувства и мысли, а глубоко личные чувства и мысли люди могут учиться выражать "с душой", то есть внедряясь в художественные жанры слова. То же самое начинает происходить теперь в области медиатекста. Как художественное слово перестало быть достоянием узкого круга специалистов – писателей, так и художественное кино перестает быть делом исключительно профессиональных режиссеров и сценаристов. Мы потихоньку всё больше осваиваем возможности видеоизображения и звука для своего собственного послания – нашим близким, друзьям, коллегам, коммерческим партнерам или заказчикам. И если люди будут с детства учиться ГРАМОТЕ КИНО, понимать кино как знаковую систему, они научатся использовать его гораздо эффективнее, чем письменный текст. Кино, как синтетическое искусство, в принципе воздействует сильнее, чем отдельные ее "составляющие" (речь, звук, изображение), так что рано или поздно мы все станем сценаристами, режиссерами и актерами в одном лице. Ну, если не мы, то наши внуки и правнуки :)

Основа любой методики – постоянная практика. Ни одна киношкола не сможет ничему научить человека, пока тот не сел за сценарий и не взял в руки камеру. Мастера не смогут «научить» воображению, не смогут «придумать» за другого сюжет, не «вложат» энергию в кадр. Их задача – отредактировать чужой замысел, предложить лучшее решение или описать типовую ошибку. Такие операции гораздо удобнее проводить в онлайне, поэтому будущее – за онлайн-школами кино. Главная трудность заключена именно в старте, в начале действия – человека нужно мотивировать к созданию медиатекста, медиасообщения "здесь и сейчас". Новичку нужно раскрыть возможности кино как универсальной, мегаэффективной системы коммуникации, а для этого на первых порах нужно дать человеку: а) заказ (желательно коммерческий) на медиатекст, б) производственный ресурс и в) сообщество, готовое увидеть и признать его творение. Во всем этом, рано или поздно, людям и киношколам помогут бренды, крупные организации. Скорее всего такие бренды начнут создавать свои собственные киношколы, поскольку дело это не только благородное, но и экономически выгодное. "Девятая волна" КОНТЕНТ-МАРКЕТИНГА грядет. А мы представляем собой первую.